Далекое эхо августа 2008 года

Далекое эхо августа 2008 года

Будет война?! – этот тревожный посыл в первых числа августа 2008 года звучал больше как утверждение, чем вопрос. Предчувствие надвигающейся беды подтверждали все события, которые происходили в те грозовые дни.

3 августа в мировых средствах массовой информации было распространено заявление Министерства иностранных дел Российской Федерации.

«Ситуация в зоне грузино-осетинского конфликта, резко обострившаяся 1-2 августа в результате повлекшего человеческие жертвы массированного минометного обстрела жилых кварталов Цхинвала, остается крайне взрывоопасной. Угроза широкомасштабных военных действий между Грузией и Южной Осетией становится все более реальной.

Вопреки разнообразным заявлениям грузинского руководства о необходимости принятия срочных мер для деэскалации напряженности, практические действия Тбилиси опровергают эти декларации. Вечером 2 августа и в ночь на 3 августа Грузия проводила открытые войсковые маневры на подступах к Цхинвалу, стягивала силы и тяжелую бронетехнику к зоне грузино-осетинского конфликта.

МИД России призывает стороны к максимальной сдержанности. Они должны в духе доброй воли нацелить свои усилия на урегулирование кризисной ситуации и предотвращение ее рецидивов. Силовые сценарии окончательно обрушат надежды на урегулирование грузино-осетинского конфликта», – указывалось в официальном обращении МИД России. Но призывы эти были тщетны.

ПОПРАННЫЙ ГУМАНИЗМ

Население Республики жило в тревожном ожидании уже с конца июля. Грузинская сторона все последнее время проводила ползучую аннексию территории страны. Военнослужащие грузинского миротворческого батальона, пользуясь своим статусом, безнаказанно занимали стратегические высоты. Были оборудованы позиции на возвышенностях у с. Сарабук Цхинвальского района и с. Нул Знаурского района. В результате этих действий под контролем противника оказались две важные транспортные артерии, проходящие на виду этих стратегических высот.

В эти дни грузинские военные перешли к новой тактике – была развязана снайперская война. И возможности для этого у грузинской военщины были: Украина передала Грузии 40 единиц снайперского вооружения, 120 снайперских винтовок и сопутствующего оборудования передали США.

На высотах, возвышающихся над г.Цхинвалом, и на окраинах осетинских сел засели снайперы, которые вели стрельбу по сотрудникам правоохранительных органов, мирным жителям. От пули снайпера первым погиб житель с.Дменис Роин Догузов, который решил искупаться в летний зной в реке. Следующей жертвой стал Гарик Бестаев. Действия грузинского снайпера были бесчеловечны и изощрены. Первой пулей Г.Бестаев был тяжело ранен, а добит вторым выстрелом в тот момент, когда истекающего кровью молодого человека медики пытались донести до машины «Скорой помощи».

«1 августа 2008 года с 18.17 грузинская сторона открыла огонь на поражение по постам МВД Южной Осетии, которые расположены в зоне конфликта, в направлении мирного населения г. Цхинвала. В результате этой стрельбы уже к 21.00 было убито 4 и ранено 7 человек.

Ночью того же дня по южной, восточной и северной окраине г. Цхинвала и близлежащим районам был открыт огонь из стрелкового оружия различного калибра, гранатометов, минометов, вооружения БМП с направления грузинских сел Эргнети и Земо-Никози.

По состоянию на 10.00 2 августа подтверждены данные о 6 погибших и 13 раненых с югоосетинской стороны, причем 4 убитых и 7 раненных в результате ведения снайперского огня. Грузинская сторона о наличии пострадавших не заявляла»,– таковы были беспристрастные строчки отчета наблюдателей от миротворческих сил, в составе которых были и представители грузинской стороны, и офицеры миссии ОБСЕ.

Но агрессивность официального Тбилиси проявлялась не только в отрытых вооруженных провокациях. Столица Республики в те дни не только подвергалась беспрерывным обстрелам, но и оказалась в водной блокаде. В город была практически прекращена подача питьевой воды по водоводу Едыс-Цхинвал, который проходил по территории грузинонаселенных сел Лиахвского ущелья. На некоторых участках водовод был преднамеренно поврежден, и питьевая вода утекала в землю, в то время как Цхинвал изнывал от летнего зноя и жажды.

Аня Джиоева, жительница Цхинвал:

«В городе у всех одна и та же проблема – катастрофическая нехватка воды. У меня двое маленьких детей. Вчера они пришли домой и рассказали, что им не дали воды, потому что ее в детском садике просто не было, воду не успевают подвозить водовозы. В грузинских селах спокойно поливают свои огороды, в то время как нам элементарно нечего пить».

Если столица была без воды, то многие села – без электричества. Населенные пункты Цхинвальского района остались без света в результате последствий обстрелов грузинскими вооруженными формированиями осетинских населенных пунктов 1 и 2 августа. Линии электропередач получили повреждения от пуль и снарядов.

«Наши ремонтные бригады не могут устранить повреждения, потому что грузинские полицейские на незаконных постах в сс.Эргнети и Эредви не допускают их к месту аварии. По этой причине от энергоснабжения отрезаны села Дменис, Сатикар, Кохат, Сарабук и ряд других населенных пунктов района», – сообщали с тревогой 3 августа из администрации Цхинвальского района.

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА…

Под таким заголовком 3 августа 2008 года на сайте информационного агентства «Рес» был размещен материал корреспондента Д.Козаевой.

«В результате агрессивных действий грузинской стороны страдают большей частью мирные граждане Республики. Люди сутки проводят в подвальных помещениях, пытаясь хоть как-то успокоить испуганных детей. Мишенью мощнейших обстрелов становятся жилые дома, административные здания,   лечебные учреждения.

До сих пор никакой реакции, никакого осуждения   преступных деяний грузинских фашистов не последовало ни со стороны мирового сообщества, ни от одной из международных организаций, в том числе и ОБСЕ. Хотя удивления это уже не вызывает. Ведь не секрет, что Запад более чем заинтересован в скорейшем урегулировании конфликта, но лишь по своему собственному сценарию, то есть без учета интересов осетинского народа.

Грузинское руководство твердо взяло курс на силовое решение грузино-осетинского конфликта …», – писала в тот день с тревогой молодой журналист.

В это время к Южной Осетии стягивалась военная армада со стороны Грузии, нависнув черной тенью над Цхинвалом и мирными осетинскими селами.

МЫ УЕЗЖАЕМ, ЧТОБЫ ВЕРНУТЬСЯ

Самым тягостным эпизодом первых дней августа были картины эвакуации детей и женщин из охваченной огнем Южной Осетии. На Театральной площади г.Цхинвала собирались эвакуируемые и провожатые, здесь смешивались тревога и надежда. Никто не   был уверен в том, встретится ли супруга с мужем, увидят ли снова дети своего отца, а сестра – своего старшего брата, выкроившего несколько минут, чтобы прибежать с боевых позиций проводить ее.

Первая группа детей и женщин была эвакуирована из села Дменис Цхинвальского района. Они разместились на ночь в здании школы в с.Хвце. На следующий день прибыла вторая колонна беженцев из сел Цхинвальского района.

3 августа 2008 года по просьбе югоосетинской стороны военными наблюдателями миротворцев и представителями Миссии ОБСЕ организовано сопровождение автотранспорта, который осуществлял вывоз детей из удаленных сел Знаурского района Южной Осетии. Всего в г. Цхинвал было доставлено около 70 детей из населенных пунктов Мугут, Принеу, Велит.

В этот же день маленькие беженцы вместе со своими цхинвальскими сверстниками отправились по пыльной объездной дороге в Северную Осетию. Поток эвакуируемых не прекращался все эти дни.

У большинства детей не было понимания того, что надвигается война. Детское наивное сознание отличается от взрослого рационального мышления. «Когда мы с мамой убегали в лес, то позади нас стреляли салютами», – так бесхитростно рассказывал об обстреле маленький мальчик, сидя на коленях своей матери. Он был в числе беженцев из сел Цинагарской зоны, которые через леса и перевалы перешли пешком в с. Дменис.

Десятки автобусов с женщинами, стариками и детьми ежедневно покидали Южную Осетию. Однако, несмотря на неопределенность, на ощущение опасности, у людей не было чувства безысходности. «Мы обязательно вернемся, папа!», – прерывающимся голосом говорила маленькая Аня Джиоева своему отцу, который едва сдерживал свои слезы.

И они вернулись. Вернулись в свободную страну, независимость которой сохранили осетинские солдаты и ополченцы, военнослужащие российской армии.

Р. КОЧИЕВ

Источник: Южная Осетия Сегодня.

Опубликовано:Август 15, 2019admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *